Пресс-конференция с участием украинских журналистов

Добрый день, уважаемые журналисты. Я рад, что представители украинских СМИ нашли время посетить Приднестровскую Молдавскую Республику, чтобы посмотреть собственными глазами, поговорить с людьми, задать вопросы, пообщаться с Президентом. Я всегда говорю о том, что Приднестровье открыто для мирового сообщества. У меня есть правило: неудобных вопросов для меня не существует. Предоставленный список интересующих вопросов – это канва, остальное – полет мысли. С вашего разрешения я тоже буду задавать вам вопросы, которые интересуют меня. Ведь что происходит на сегодняшний день? Вокруг Приднестровья создаются мифы. К сожалению, граждане Украины, России, Молдовы не в полной мере информированы о жизни Приднестровья.

На территории Приднестровья проживает порядка 150 тысяч этнических украинцев, 80 тысяч граждан Украины. Это важный момент, который нельзя обойти вниманием. Кроме этого. В Приднестровье проживает 220 тысяч граждан Российской Федерации и порядка 200 тысяч граждан Молдовы. И всех представляет Президент Приднестровской Молдавской Республики в моем лице.

О встречах нынешнего года с Игорем Додоном, договоренности о пакетном подходе к решению вопросов, предпринятых шагах и нереализованных пока ожиданиях

Я встречался с Президентом Молдовы два раза – 4 января на территории Приднестровской Молдавской Республики и 30 марта на территории Молдовы. Мы договорились (по крайней мере, я так рекомендовал) уйти от политической тематики. Почему? По моему глубокому убеждению, ни Приднестровье, ни Молдова в силу разных обстоятельств не готовы к политической повестке дня. Я предложил перейти к обсуждению конкретных вопросов экономического, культурного, гуманитарного характера, от решения которых зависит жизнь простых людей, проживающих на обоих берегах Днестра – в Приднестровье и в Молдове. Мы, действительно, договорились о некоем пакетном подходе: Молдова готовит вопросы со своей стороны, Приднестровье – со своей. На этом и сошлись. Договорились на следующей встрече подытожить вопросы, обозначив канву проблем.

Мы не стали ждать встречи. Приднестровье сделало пять шагов навстречу. Действительно, есть вопросы, которые усложняют жизнь людей. А я всегда говорю, что решения политиков не должны делать граждан заложниками этих решений. Наша обязанность – упростить жизнь людей.

Первый вопрос. На территории Приднестровья находятся школы с румынским языком обучения. Этот вопрос всегда был «больным», излишне политизировался. Я принципиально заявил, что никаких проблем, какого бы то ни было препятствования деятельности этих школ не будет. Школы существуют, детки там учатся. Никаких проблем нет.

Вторая проблема, которую молдавские власти поднимали – это землепользование в Дубоссарском районе. Эта тема также политизировалась. Эти земли на нашей территории обрабатывают молдавские землепользователи. Есть решение мое и моих коллег, есть документ, подписанный еще в 2006 году Президентом Игорем Смирновым, согласно которым все молдавские фермеры допускаются на эту территорию, обрабатывают земли, завозят технику, собирают урожай и при нулевой таможенной пошлине вывозят его за пределы Приднестровской Молдавской Республики. Проблема снята. Ни одного обращения в адрес приднестровского Президента от молдавских фермеров  о нарушении его прав не поступало.

Третий момент – миграционные послабления. С 2012-го по 2017 год был очень усложнен миграционный режим. Граждане иностранных государств, в том числе Молдовы, Украины, России, пребывающие на территорию Приднестровья должны были регистрироваться, потом им нужна была перерегистрация, приходилось выезжать за пределы республики и т.д. Кроме того, была усложнена процедура получения вида на жительство и гражданства Приднестровья. Надо учитывать, что между жителями двух берегов Днестра существуют родственные связи, происходит обмен. Исходя из этого, 6 января этого года был подписан указ Президента, который максимально облегчил миграционный режим. Иностранные граждане, в том числе и граждане Молдовы, могут спокойно приезжать в Приднестровье, регистрироваться, продлевать регистрацию, получать вид на жительство, а через год в общем порядке – гражданство Приднестровья. Эти граждане могут у нас работать. Проблем нет.

Четвертый момент принципиального характера –  вопрос взаимного прекращения политически мотивированных уголовных дел. Ни для кого не секрет, что власти Молдовы возбудили порядка 200 политически мотивированных уголовных дел в отношении граждан Приднестровья – политиков и бизнесменов. Они – по разным статьям Уголовного кодекса. Но все имеют политическую подоплеку. Естественно, приднестровская сторона в качестве ответной меры тоже возбуждала уголовные дела в отношении граждан Молдовы – полицейских, представителей власти. На Баварской конференции формата «5+2» 2-3 июня прошлого года один из пунктов документа говорил о том, чтобы решить эту проблему, прекратить эти уголовные дела, которые ограничивают свободу передвижения данных граждан. Я, честно говоря, видел нежелание молдавской стороны двигаться в этом направлении и направил письмо в адрес Игоря Николаевича Додона с предложением сделать обоюдный первый шаг – прекратить по 10 уголовных дел. Ответа не последовало. Мы в одностороннем порядке прекратили 10 уголовных дел в отношении должностных лиц Республики Молдова. На этом все: мы шаг сделали, Молдова – не готова.

Что касается пятого шага, который мы сделали. Начиная с 2013 года, для резидентов Молдовы (юридических и физических лиц), проживающих на территории Приднестровья, ставки налогов, коммунальных услуг и т.д. устанавливались по законодательству Молдовы. А они гораздо выше приднестровских. Согласно решению нынешнего руководства Приднестровской Молдавской Республики для этих граждан и юридических лиц (в том числе для молдавских школ) все налоги и сборы уравнены с приднестровскими. То есть, все граждане Молдовы, которые проживают в Приднестровье, платят налоги по приднестровскому законодательству.

Таким образом, Приднестровье не на словах, а на деле доказало готовность к диалогу, готовность двигаться навстречу. Но движение должно быть обоюдным. К сожалению. Встречного движения со стороны Молдовы мы не видим. За 8 месяцев – ни одного шага навстречу приднестровской стороне. Видим только шаги негативного характера.

О миротворческой миссии, боеготовности приднестровской армии и «об угрозе Украине со стороны России через Приднестровье»

Я знаком с полемикой украинских СМИ, которые иногда подают информацию типа «мы знаем точно, что на аэродроме в Тирасполе приземлились 100 российских самолетов». Хочу спросить: как эти 100 самолетов могут попасть на тираспольский аэродром? Либо через территорию Украины, либо через территорию Молдовы. Они же не могут напрямую из космоса к нам сюда приземлиться. Правильно? Я уже говорил, что много мифов, в том числе, о каком-то незаконном российском присутствии здесь.

Все мы заем, что война 1992 года, которая была развязана молдавскими националистами против народа Приднестровской Молдавской Республики, была остановлена подписанием президентами соглашения и вводом сюда миротворческих сил – совместных миротворческих сил. Здесь не только миротворческая миссия Российской Федерации. Помимо россиян-миротворцев, в операции участвуют миротворцы Приднестровья и Молдовы. Кстати говоря, это уникальный миротворческий формат, когда в миротворческой миссии участвуют и миротворцы противоборствующих сторон. Никаких конфликтов нет. За 25 лет существования миротворческой миссии при исполнении служебного долга не погиб ни один миротворец, в боевых действиях не погиб ни один житель Приднестровской Молдавской Республики. Это очень важно. Миротворцы доказали свою функциональность здесь.

Помимо миротворцев, на территории Приднестровья есть военные наблюдатели Украины. Они входят в состав Объединенного военного командования. И если мы заговорили об Украине, как о стране-гаранте, о стране, которая, по сути, принимает участие в миротворческой операции, то Приднестровье уникально еще и тем, что на сегодняшний день это, пожалуй, единственная площадка, где военные специалисты Украины и России участвуют и принимают решения по определенным вопросам вместе, консолидировано. 

Контингент миротворческих сил известен. Вооружение у них стандартное, как у всех миротворцев – стрелковое, без тяжелого вооружения и техники, ракет и самолетов. Но этого достаточно для поддержания мира и безопасности на берегах Днестра. А эффективность доказана временем. Может быть, это хорошая модель для применения в других зонах конфликтов? Почему бы и нет.

Спрашивают, что мы достигли за 25 лет. Многого достигли. Самое главное – мы отстояли мир. 25 лет здесь нет войн. Говорят, мы не признанны международным сообществом. Но это фактор субъективного характера. Какая ценность признанных государств, на территории которых идет война? Для нас главное – мир на нашей земле. Это наше достижение и наша ценность, сохраненная, в том числе, и благодаря миротворческим силам.

Что касается Вооруженных сил ПМР. Численный состав и вооружение я раскрывать, естественно, не буду.  Некоторые образцы нашего военного вооружения можно увидеть, посмотрев Военный Парад. Скажу так: успех любых вооруженных сил определяется не количеством, а качеством – дисциплиной и мобилизационной готовностью. В Приднестровье мобилизационная готовность очень высока. Помимо людей, которые носят погоны, мы можем в случае необходимости призвать в Вооруженные силы тысячи людей, которые готовы защищать Приднестровскую Молдавскую Республику.

Что касается самих Вооруженных сил ПМР, то у нас сейчас идет тенденция к созданию привлекательной армии.  По инициативе Президента при поддержке Верховного Совета введены некоторые новшества, которые отличают нашу армию от украинской, российской, молдавской. У нас для солдат-срочников установлен рабочий день: в будни с 8 до 18 часов. Наряды, усиления, конечно, сохранены, но 80% военнослужащих каждый день ходят домой. При этом служат у нас год. Следующий момент. Если в Вооруженные силы призывается студент, то он, проходя службу в армии, следующий год учится заочно, на бюджетной основе, с предоставлением двух отпусков на сессии. Это создает хороший имидж Вооруженным силам республики. Мы должны стремиться не к раздуванию вооруженных сил, а к улучшению их качества и высокому уровню мобилизационной подготовки. Чем мы и занимаемся.

Что касается Российской Федерации, она наш призывной ресурс не использует. Прилетают ли к нам российские генералы? Ко мне лично – нет. Вы же знаете, любой приезд российского генерала сопровождается скандалом в кишиневском аэропорту, который слышен по всему миру. Я такого не слышал в последнее время.

О влиянии России

Россия является гарантом переговорного процесса, как и Украина. Формат «5+2»: Приднестровье и Молдова – конфликтующие стороны, Россия и Украина – гаранты, ОБСЕ – наблюдатель. Есть еще две стороны – США и Европейский Союз. Так что у России и Украины – особый статус, потому они, конечно, оказывают определенное влияние на политическое развитие Приднестровской Молдавской Республики.

Об отличиях Приднестровья от ДНР, ЛНР, Крыма и праве приднестровцев на независимость

Есть несколько отличительных особенностей, если сравнивать Приднестровье с ДНР, ЛНР и Крымом. Первое – это основа возникновения государств. Приднестровская Молдавская Республика появилась на этапе геополитической катастрофы под названием «распад Советского Союза». Но эта самая геополитическая катастрофа произошла с согласия всех геополитических игроков – это элита Советского Союза, США, европейские государства. То есть, конфликта не было. Народ был против, но его мнение никто не спросил. Элита же была согласна. В результате бесконфликтного распада Советского Союза появилось Приднестровье. Если же говорить о ДНР, ЛНР и Крыме, то здесь мы наблюдаем столкновение геополитических интересов супердержав на территории Украины, в результате которого появились новые территориальные образования. Это первое. Второе и, наверное, самое важное: по законодательству Украины эти территории – украинские. Украинские власти от них не отказывались. А вот с точки зрения молдавского законодательства Молдова от нас юридически отказалась. Я говорю о декларациях, принятых 23 июня 1990 года. Парламент Молдовы принял решение о выходе из состава Советского Союза, признании ничтожным пакта Молотова-Риббентропа и признании незаконным создание МССР. Молдавская ССР была создана на основании пакта Молотова-Риббентропа и решения советского правительства путем присоединения Бессарабии к МАССР, которая существовала с 1924 года. Парламент Молдовы за полтора года до распада Союза своим решением разделил Молдавскую ССР на два субъекта – Бессарабию (современную Молдову) и Приднестровье. Это сделал именно Парламент Молдовы. Мы видим юридический отказ от территории. Почему они это сделали, я не знаю. То есть, при распада СССР было два правопреемника – Бессарабия и Приднестровье. Что надо было делать Приднестровью, когда от нас отказалась Молдова, мы были не нужны ни Украине, ни России? Конечно,  народ Приднестровья сделал правильный выбор, 2 сентября объявив о своей независимости. Мы еще год были в составе Советского Союза в качестве ПМССР. Когда Союз рухнул, мы стали независимы. Вот оно отличие. С точки зрения международного права, у нас есть все основания быть признанным государством. Западные политики говорят, что все мировое сообщество признало 15 новых государств в границах распада. Совершенно правильно. Нюанс в том, что при распаде СССР уже не было общих границ МССР. Молдавский парламент их к тому времени уже отменил. Приднестровье надо было признавать самостоятельным субъектом международного права еще при распаде Союза.

Совершив одну стратегическую ошибку (признав незаконным решение о создании МССР и ничтожным пакт Молотова-Риббентропа), Молдова, исправляя первую, совершает еще одну, военным путем. Речь идет о войне 1992 года. Пролилась кровь. Эти ошибки Молдова и пытается прикрыть так называемым тактическим вероломством, устраивая всевозможные блокады, ограничивая передвижение, выставляя посты. Все не так просто, как кажется на первый взгляд. Все права на независимость у нас есть. Более того, убежден, что независимый международный суд в конечном итоге признает наше право на независимость.  

О гражданстве приднестровского Президента

Я по национальности украинец. У меня мама русская, папа украинец. Когда меня спрашивают о моей национальности, я отвечаю, что я – восточный славянин, так как у меня есть польская, украинская, российская кровь. Душа-то не имеет национальности. Национальность присваивают физической оболочке. Так что я – восточный славянин с российским паспортом. Я получил его еще в 1994 году. У нас, кстати говоря, по законодательству можно иметь неограниченное число паспортов. Гражданин Приднестровья может быть в то же время и гражданином России, Украины, Молдовы… Но основной, конечно, приднестровский паспорт.

О молдо-украинских постах на границе с Приднестровьем

Начнем с того, что сама идея о выставлении данных постов, носит исключительно политический характер и к экономике не имеет никакого отношения. Напомню, что на кучурганском направлении уже 11 лет осуществляет деятельность Миссия EUBAM, которая в своих отчетах заявляет, что контролирует ситуацию и каких-либо фактов контрабанды за 11 лет не выявила. Когда данные посты выставлялись, молдавские и украинские политики говорили о том, что это необходимо для борьбы с контрабандой, с недобросовестной коммерческой деятельностью. Но в таком случае возникает вопрос, что 11 лет делала Миссия EUBAM? Неужели она все эти годы покрывала приднестровскую контрабанду? Кроме того, контрабандой если и заниматься, то совместно с Украиной: у нас же совместная украинско-приднестровская граница. То есть, к контрабанде данный пост не имеет никакого отношения. Это первое. Второй момент – наличие у нас экономических связей. Приднестровье экспортирует продукцию в 70 стран мира. Общий процент экспорта в Европейский Союз – порядка 30-35%. Мы постоянно ведем переговоры, беспошлинно торгуем с Евросоюзом, соответствующе выстраиваем свое законодательство и постоянно ведем политический диалог в этой части.  О том, что данные посты не имеют к экономике никакого отношения, что это – исключительно политический шаг, четко говорят и европейские эксперты. Возникает вопрос: зачем смешивать политику и экономику? 25 лет никаких вопросов не возникало, а теперь выставляются посты. Причем, посты, по сути, фискальные. Надо понимать, что функционировать они будут по законодательству  Молдовы, а не Приднестровья. А у нас законодательства в сфере предпринимательской деятельности, перемещении товаров разнятся. Речь, к примеру, идет о патентщиках, которые растомаживают товар на основании патента. В Молдове этого нет. Нюансов много. Среди них и фитосанитарные вопросы. Украина, кстати, недавно ввела фитосанитарные ограничения, а через 2 дня их отменила. Где гарантия, что их завтра не введут опять? Все это риски. На данные вопросы, к сожалению, никто не ответил.

Мы знаем об этих проблемах. Они не обсуждались в закрытых кабинетах. Мной были направлены письма, в которых оговаривались потенциальные риски от введения этих постов, всем участникам формата «5+2» и всем министрам иностранных дел стран Евросоюза. Кстати говоря, чуть более месяца назад я был в Министерстве иностранных дел Великобритании и также обозначал эти проблемы. К сожалению, нам так и не ответили на наши вопросы, видно, потому, что сами не знают ответа. Но посты выставлены. Как сложится дальше, время покажет.

Не надо забывать, что есть определенные договоренности, которые были достигнуты ранее. 2-3 июня прошлого года в Берлине в формате «5+2» было четко оговорено, что все вопросы должны решаться между Тирасполем и Кишиневом исключительно за столом переговоров. Но вопрос о постах даже не хотят выносить на переговорную площадку.  Почему данное решение принимается Молдовой и Украиной за спиной у Приднестровья? Я не верю в добрый посыл Молдовы в этой части и уверен, что это решение усугубит наше положение. Очень плохо, что в этом участвует Украина – страна гарант.

Между Приднестровьем и Молдовой за 25 лет с начала миротворческой операции было достигнуто более 200 различных соглашений, но ни одно из них не исполняется молдавской стороной. Гарантам – Украине и России – стоило бы спросить у Молдовы, почему так происходит, провести ревизию. Если мы не выполняем, спросите с нас. Если Молдова не выполняет, спросите с Молдовы. Это – задача гарантов, посредников и наблюдателей переговорного процесса. А посты явно не вносят позитива в наши отношения. Кроме того, весьма опасны высказывания некоторых украинских политиков. Даже Посол Украины в Молдове господин Гнатишин 25 мая за круглым столом произнес, что Украина стремится установить блокаду Приднестровью. Ну что это за слова такие? О чем это говорит? Зачем так вести себя? Давайте обговорим все. Выслушайте наши доводы. Но нас не хотят слушать, и это очень плохо. Еще раз повторю: все вопросы должны решаться за столом переговоров. Мы же не отказываемся от переговоров. Мы готовы вести их в любом формате.

И еще, относительно границы Молдовы и Приднестровья: силовые структуры разделены здесь совместными миротворцами. 25 лет все складывалось успешно, а тут появляется силовая структура Молдовы, которая напрямую контактирует с границей Приднестровья со стороны Украины. Это чревато определенными осложнениями. Если две силовые структуры соприкасаются, всегда есть риск возникновения конфликта.

О Приднестровье, как составляющей Русского мира

Я уверен, что философия Русского мира состоит в том, что люди любой национальности могут свободно себя чувствует в любом пространстве Русского мира, спокойно развивать свои традиции, особенности, этнос, язык. На территории Приднестровской Молдавской Республики проживают граждане 35 национальностей. Есть граждане России – именно этнические русские. Их порядка 150 тысяч. Столько же этнических украинцев. Есть молдаване, болгары, гагаузы, евреи, немцы, поляки, грузины, азербайджанцы, армяне, цыгане. Каждая общность, каждый народ спокойно развивает свою культуру, свой язык, и никто не ограничивает право свободно развиваться в этой части. У нас на территории Приднестровья никогда не было национальных конфликтов.

Чем мы, например, отличаемся от Молдовы? Президент Додон говорит, что на территории Приднестровья живут молдаване, то есть, выделяет титульную нацию. А мы говорим, что на территории Приднестровья живут граждане Приднестровской Молдавской Республики, которые представлены разными национальностями, никакие  из них не выделяются. У нас три государственных языка – русский молдавский украинский.  По-моему, именно философия Русского мира делает возможным мирное сосуществование людей разных национальностей. Если взять историю Русского мира, как такового, то стоит обозначить некоторые даты: это 225 лет вхождения Таврии и Малороссии в состав Российской империи и 205 лет вхождения Бессарабии в состав Российской империи. Это же вековые традиции Русского мира. Этого не отнять. Мы все когда-то жили в одном государстве – в Российской империи, затем в Советском Союзе.  Разделились 25 лет назад, а традиции-то, складывающиеся веками, остались.  Поэтому мы и говорим о единстве с Русским миром.  О каком ещё мире мы можем здес, на берегах Днестра, говорить?

О финансовой поддержке Приднестровья Россией

Россия не финансирует Приднестровье. Она может помогать, но это разные вещи. Есть поддержка пенсионеров: это единовременные выплаты социального характера. Приднестровский бюджет Российской Федерацией не финансируется. Есть помощь по линии газовой составляющей. Вы знаете, что в Приднестровской Молдавской Республике введены газовые преференции для пенсионеров? Пенсионеры и другие представители социально защищенных слоев (это порядка 200 тысяч человек) в пределах социальной нормы получают газ бесплатно. И в зимний период времени получают 1000 кубов бесплатного газа для отопления своего жилища. Откуда этот газ? Мы не берём российский газ и не раздаем его бесплатно. Приднестровская Молдавская Республика участвует в транзите газа через свою территорию в Европу. Естественно, Российская Федерация рассчитывается  с нами газом за данный транзит. Мы часть этого газа распределяем среди наших граждан. Конечно, мы могли бы этот газ монетизировать, включить в бюджет, как это делают другие, но мы посчитали справедливым распределить этот газ на социально защищенные слои населения. Поэтому говорить, что мы раздаем направо и налево российский газ, неправильно. Мы дотируем граждан тем, что мы заработали. Это наше право.

О бюджете, основных налогоплательщиках и мифических связях с холдингом «Шериф»

Я с уважением отношусь к холдингу «Шериф», но в этой организации я не работал ни дня. Я работал в Министерстве внутренних дел,  после – в компании «Интерднестрком». 

Что касается экономической политики. Мы строим социально ориентированное государство с рыночной формой экономики. То есть, у нас социальный ориентир. Мы спокойно относимся к любой форме собственности – частной, смешанной, государственной и так далее. И все формы собственности, согласно Конституции, равны перед законом. Так и должно быть. Но если мы говорим о социальном ориентире, то государство и бизнес должны быть социально ответственны перед своим народом. Это, может быть, сложно в современных условиях, но я считаю это правильным. Наш бюджет, как в любом государстве, наполняется за счет налогов. Слава Богу, мы сумели сохранить  в определенном объеме промышленный потенциал. У нас работают большие промышленные гиганты. Это, к примеру, Молдавский металлургический завод, который выпускает прокат стали и наращивает объемы производства. На данном предприятии трудятся 2000 человек. У нас развито приборостроение и предприятия АПК. На предприятиях легкой промышленности занято порядка 10 тысяч человек.  Да, нам сложно, но предприятия сохранены, коллективы работают. Конечно, хочется развиваться, идти вперёд, и мы это обязательно будем делать. В соседней же Молдове предприятия все приказали долго жить, практически все разрушены.

После распада Советского Союза мы сохранили госсобственность на землю. Государство должно относиться к земле рачительно, распределять между теми, кто обрабатывает землю и приносит доход государству. У нас обрабатываеться 98,5% всей земли. Она не простаивает. Буквально на этой неделе я посещал фермерские хозяйства, смотрел на развитие сельского хозяйства. Меня радует, что в сельское хозяйство Приднестровья вкладывают средства иностранные инвесторы, в том числе, украинские граждане, россияне, итальянцы, европейцы. Это и есть развитие. За этот счёт мы и собираем налоги.

Что касается легкой промышленности. Она представлена производственными гигантами в обувной и текстильной сферах. «Тиротекс», например, производит 6 миллионов квадратных метров ткани в месяц. Экспортирует в Европейский Союз, США. Обувь производят фабрики «Флоаре», «Тигина», «Софтшуз». Экспортируют в Японию, Америку, Европу. Только на Италию уходит, по-моему, миллион пар в год. Еще пример: есть в Российской Федерации хорошая сеть магазинов «Снежная королева», о которой вы, наверное, слышали. Там представлена наша продукция. Мы выступаем за развитие, за то, чтобы в приднестровскую экономику вкладывали денежные средства. Государство должно быть заинтересовано в инвестициях. Главное, гарантировать инвесторам определённые условия. Первое –  это сохранение собственности. Вопрос собственности не должен подвергаться сомнению: если ты вложил деньги, ты должен быть уверен, в том,  что на твой доход, на твою прибыль никто не будет покушаться.

Второе: мы должны создать стабильную налогооблагаемую базу и нормальную налоговую систему, которая не будет меняться на протяжении ряда лет. Это тоже интересует инвестора. Кроме того, мы должны зафиксировать стоимость газа, электроэнергии, воды. Всё вместе это создаст привлекательный имидж. Уверяю вас, что западных инвесторов абсолютно не пугает наша непризнанность. Итальянцы вкладывают сюда десятки миллионов евро, и их абсолютно не беспокоит вопрос непризнанности нашего государства. Их волнует другое – стабильность, а стабильность создаем мы.

О миротворческой миссии, стремлении к мирному признанию и отсутствии национального конфликта

Я всегда оперирую фактами. Буквально полтора-два месяца назад Конституционным судом Республики Молдова было принято решение, согласно которому российское присутствие, в том числе миротворцев, признано незаконным. Для их вытеснения, согласно данному решению Конституционного суда, можно прибегнуть к любому способу – вплоть до военного. Поэтому, извините уж, если отсюда уйдут совместные миротворческие силы России, Приднестровья и Молдовы, то не за горами и конфликт, потому что есть это самое решение. А любой президент любого государства должен исполнять решение Конституционного суда. Это не я придумал. Это всё вызывает опасения.

Я вам уже говорил, что из 200 ранее подписанных соглашений Молдовой не выполняется ни одного. Кроме того, Молдова не компромиссна, не идёт на контакт. Назовите хоть один шаг в сторону Приднестровья, сделанный со стороны Молдовы. Поэтому все это не вселяет уверенности и оптимизма. Как в этой ситуации обойтись без миротворцев? Пока конфликт не исчерпан, миротворческая миссии должна существовать на берегах Днестра и гарантировать нам мир.  Самое главное – это мир.

Мне как-то задал вопрос журналист газеты «Коммерсант»: не обидно ли, что Россия признала Абхазию и Осетию, а Приднестровье осталось непризнанным? Ну, во-первых, для политика нет понятия «обидно». Я, конечно, рад за Абхазию и Осетию, рад, что их признала Российская Федерация, но, к сожалению, признание Абхазии и Осетии прошло через кровь. А мы ратуем за эволюцию, а не за революцию. Я уверен, что признание Приднестровья состоится. Мы его обязательно добьемся. Путём переговорного процесса наше стремление быть независимыми приведет к признанию.

Я не зря коснулся некоторых дат, упомянув 225-летие вхождения Таврии и Малороссии в состав Российской империи. Современная дата – 25 лет начала миротворческой миссии на берегах Днестра. Разделяет эти события 200 лет, но основа у этих событий одна – столкновение Западного и Восточного (Русского) мира. Я не против Западного мира. Каждому свое. У каждого свой вектор. Кому интересен Запад, пусть живёт на западе. Мне интересно жить в мире, который мы называем Русским (или Восточным).

В основе конфликта 90-х лежало столкновении именно Западного и Восточного мира. В основном национально заряженное население республики Молдова выступало за объединение с Румынией. Это была их позиция. Кстати говоря, Молдова – это, наверное, единственное государство, которое не изучает свою историю. Представьте себе, что Украина будет изучать историю Польши. Наверное, это будет ненормально. А Молдова на сегодняшний день изучает историю Румынии, а историю Молдовы – нет. В Приднестровье же есть история Молдавии. В этом  контексте ещё вопрос, кто представляет граждан  Молдавии – я или господин Додон.  У нас сохранены молдавский этнос, молдавская культура, молдавская письменность, который 650 лет. Тем не менее, тогда в начале 90-х годов, был конфликт взглядов Западного и Восточного мира. Граждане Приднестровья, которые проживали на левом берегу Днестра, однозначно высказались за то, чтобы остаться в Советском Союзе, остаться в едином государстве, остаться в Восточном мире. Граждане Молдовы высказались за румынизацию. Конечно, была национальная подоплёка. Но основа конфликта заключалась в столкновении двух взглядов – Западного и Восточного. Если уж говорить об Украине, то я и в Украине вижу раскол общества: кто-то туда, кто-то сюда.  В Молдове общество до сих пор расколото: одни смотрят на Запад, другие – на Восток.  А в Приднестровье общество смотрит в одном направлении – только в восточном. Нравится это кому-то или нет, но это выбор народа. Мнение народа надо уважать.

О президентской самооценке

Наивысшая похвала, когда ты хвалишь себя сам, когда видишь те или иные свои достижения. Хвала со стороны – это иллюзия для дураков. Президентом быть непросто, но за восемь месяцев я не вижу ни одного шага или решения, которые я хотел бы поменять. Приднестровское общество очень маленькое. За последние пять лет оно, к сожалению, было расколото. Во многом, на мой взгляд, это делось искусственно. Моя задача консолидировать общество, власть. Консолидировать, но ни в коем случае не монополизировать. Должен четко работать принцип сдержек и противовесов. Каждый должен заниматься своим делом. Каждое должностное лицо должно четко следовать Конституции: и Президент, и Верховный Совет, как законодательная власть, и исполнительная ветвь власти, и суды и так далее. Каждый должен жить по Конституции, по закону, тогда, наверное, будет закон и порядок, не будет происходить ничего из ряда вон выходящего, народ будет спокойно жить. Народу нужна стабильность и уверенность в завтрашнем дне.  Раскалывая общество, мы стабильность не создадим. Я думаю, мы идём по правильному пути – по пути консолидации общества, по пути социализации государства с рыночной формой экономики, по пути привлечения инвестиций, по пути отстаивания интересов Приднестровья.

О «политическом преследовании Шевчука»

Те деяния, в которых на сегодняшний день обвиняется господин Шевчук – это не гром среди ясного неба.  Обо всех этих злоупотреблениях мы в стенах парламента заявляли ещё в то время, когда я был депутатом Верховного Совета. Мы не обвиняли конкретно господина Шевчука. Мы не знали, кто за всем этим стоит, но эти процессы были, в принципе, на виду, на ладони, так сказать. Мы требовали одного – чтобы дали правовую оценку тем или иным действиям, событиям. Но если уголовные дела возбуждали, то следователи увольнялись, их выдавливали, движения не было. Прошли выборы. Наступил тот момент, когда дается правовая оценка деяниям, даются показания.  Возникли  вопросы и к экс-президенту господину Шевчуку. По представлению Прокурора ПМР была снята неприкосновенность. Прошу обратить внимание, что законность соблюдена. Никто не тащил господина Шевчука в Верховный Совет, никто не надевал наручники, преодолевая его, так сказать, неприкосновенность. Он был уведомлен за сутки о соответствующем заседании сессии Верховного Совета. И он сделал свой выбор –  убыл с территории Приднестровской Молдавской Республики и свою защиту осуществляется через возможности фейсбук, что, в принципе, неправильно. Я уже обращался заочно к господину Шевчуку и предлагал выбрать правильную форму защиты. Можно даже не лично, можно через своих адвокатов. С ними будет работать следствие. Я, как Президент, обязан соблюдать законность при процессе. Остальное должно решить независимое следствие и независимый суд. Одно могу сказать: суд должен быть открытым, что и будет сделано, чтобы все слышали, чтобы не было, скажем так, закрытого, секретного «судилища».  Никто не лишает господина Шевчука защиты. Он может направить своих адвокатов, представителей и участвовать в своей защите.

Об украинском влиянии на Приднестровье

У нас очень большое количество украинских граждан, поддерживается украинская культура, этнос, история. Это всё нам интересно. Мы хотим взаимодействовать по гуманитарным аспектам, в экономическом направлении. Давайте уберём политику в сторону. Давайте будем решать вопросы, которые сближают людей Украины и Приднестровья. Спецпредставителем Приднестровья в Украине назначен Владимир Ястребчак. Контакты у нас есть. Мы стараемся работать с украинским посольством на территории Приднестровья, пытаемся работать со всеми. Конечно, мы хотели бы взаимодействовать и сотрудничать с Украиной в разных сферах. Я призываю вас: приезжайте, пожалуйста, мы готовы с вами общаться на различных площадках, кроме политической. Я хочу, чтобы Приднестровье слышали. Ко мне, как к Президенту, прибывают послы из различных государств – из США, Великобритании, Германии, Европейского Союза, Украины, России. Мы ведём диалог. С нами не всегда соглашаются. Но это уже другой вопрос. Важно, что нас слышат. Буквально месяц назад я имел честь выступить в Оксфордском Союзе в Великобритании, побывал в МИДе  Великобритании. Никто не навязывает свою точку зрения и какую-то линию. Не нужно выступать истиной в последней инстанции. Можно спорить: в споре рождается истина. Мы всегда выступаем за сотрудничество. Мы хотим жить в мире и с Украиной, Молдовой, Российской Федерацией. Мы готовы взаимодействовать.

О принадлежности Крыма

Вопрос о том, чей Крым – это следствие, а причина в ином. О причинах я говорил. Это – геополитическая катастрофа, которая произошла вследствие столкновения интересов двух держав. По конституции Украины, это территория, бесспорно, украинская. А согласно Конституции Российской Федерации, Крым –  это территории Российской Федерации. Ну что тут поделать?

О визите в Приднестровье Дмитрия Рогозина и скандале с запретом на приземление его самолета

Конечно, визит Дмитрия Олеговича на наше мероприятие, посвященное 25-й годовщине миротворческой миссии, запланирован. Почему не пускают российский борт на территорию Молдовы, комментировать не буду: не знаю, по каким причинам не пускают, но считаю, что это неправильно. Но то, что делегация прибудет, это точно. В этих мероприятиях, кстати, будут принимать участие и российские миротворцы, и молдавские, и приднестровские миротворцы,  и украинские наблюдатели. Это будет совместное мероприятие.

Уважаемые коллеги.  Благодарю вас за то, что нашли время посетить Приднестровье, задать свои вопросы. Нравятся ответы или не нравятся, решайте сами. Приезжайте и в будущем. Не надо ничего бояться  Конечно, все неоднозначно и сложно со свободой слова, в том числе, и в Украине. Но я призываю показывать истинную картину о Приднестровской Молдавской Республике, рассказывать о нашем отношении к соседям и нашем миролюбии.